Европейская энергетическая политика

Европейская энергетическая политика

Идея единой энергетической политики родилась в Европе. Например, 23 июля 1951г. был подписан Парижский договор, послуживший основой образования Европейского Объединения Угля и Стали. Однако сегодня он уже не действует.

Попытка задать курс общеевропейской энергетической политики была предпринята несколько лет назад и подразделялась на три главных сектора:

— создание электроэнергетического и газового рынка, единого для всего Европейского Союза;

— развитие возобновляемых источников энергии;

— решение проблемы глобального потепления, имеющее целью поднять энергетическую эффективность.

Внутренний энергетический рынок начал создаваться в 1996 г. Тогда были приняты последовательные директивы, дающие возможность расширения рынка, который «еще незавершен, но уже существует и функционирует». С точки зрения энергоэффективности и эффективности возобновляемой энергетики, Европейский Союз поставил перед собой задачу закрепить результаты, которых он достиг в 2008г. и в так называемом «3х20 в 2020 г.». «Выбросы СО2 должны быть сокращены на 20% по сравнению с 1990 г. Доля возобновляемых источников энергии в общем энергетическом балансе должна быть доведена к 2020 г. до 20%. Также на 20% к 2020 г. должна повыситься энергоэффективность.»

Результатом экономического и финансового кризиса стало то, что энергия превратилась в решающий фактор конкурентоспособности государства.

Революция сланцевого газа, проводимая США, понизила цены на газ в Европе более чем в три раза.

Из-за аварии на ядерной электростанции Фукусима Германия и некоторые другие страны Европы целиком или частично отказались от атомной энергетики до момента принятия более строгих стандартов безопасности для реакторов.

Нужно отметить, что европейские электростанции смешанного цикла и применяющие газ приносят меньше вреда для экологии, чем угольные. Однако газовые электростанции закрываются, ведь газ слишком дорог. «В тоже время интенсивно развивающаяся возобновляемая энергетика, продолжительная эксплуатация газовых электростанций, которые являются естественным дополнением к развитию возобновляемой энергетики, делает переходный период более коротким.» Таким образом, некоторые европейские страны хотят вычислить «емкость рынка», благодаря которой появится возможность развивать новые средства энергопроизводства (газовые электростанции, перемещаемые в место потребления и из-за этого являющиеся более выгодными). Он не будет ни к какой конкретной стране, но обобщит емкость рынка на европейском уровне.

По развитию же возобновляемых источников энергии Европа лидирует в сравнению со всем остальным миром. Там стремятся к тому, чтобы возобновляемая энергия к 2020 году составляла 20% от всего энергобаланса. На данный момент она занимает 13%, и эти 20% выглядят достаточно амбициозно. Иногда рост будет весьма бурным. Для примера, в Греции на крышах домов установлены специальные фотоэлектронные панели для выработки солнечной энергии. Цена такой энергии — 540 €/МВтч, что составляет 10 рыночных цен. Дополнительные расходы вызывают повышение тарифов на электричество и заставляют переплачивать потребителей, в особенности российских. На фоне европейского кризиса, проект развития возобновляемых источников энергии выглядит просто нереалистично. Так какие же есть пути развития возобновляемой энергетики в Европе?

Затраты на это должны быть минимальными. Пример можно брать с США, где каждый поставщик электроэнергии должен иметь в общем объеме поставляемой энергии обязательную долю возобновляемых источников энергии, которая потом может постепенно расти. Такая модель поможет создать стабильную политику развития производства экологически чистой энергии, поскольку предотвратит спекуляцию, как, например, в случае с фотоэлементами. Между тем, возобновляемым источникам энергии переменного характера нужны крупные электросети, как распределительные, так и транспортные. Но в Европе эти проекты сводятся к «продолжительности согласований инструкций», да и общая европейская энергосистема чересчур устарела. Ликвидация отставания — обязательное условие завершения интеграции внутреннего рынка на европейском уровне. Этот подход целиком отвечает Лиссабонскому Договору, предусматривающему энергетическую солидарность между странами.

Необходимо как можно скорее развивать электрические сети, особенно объединение энергосистем. Иначе не избежать раздробления рынка, неравномерности цен и большой опасностью перебоев с электричеством. Энергию невозможно «откладывать на черный день», правда, это можно делать косвенно при помощью гидравлических насосных станций или электрохимических аккумуляторных батарей. Однако достижение баланса в огромной электрической системе по-прежнему будет требовать больших затрат.В наши дни энергосистема является, пожалуй, самым слабым местом европейской энергетической политики. Газовый рынок чувствует себя немного лучше, однако сталкивается с теми же самыми проблемами.

Упорная борьба европейцев с глобальным потеплением вылилась в создание так называемой «Зеленой Книги», которая предлагает еще более масштабные сокращения выбросов СО2 с таким расчетом, чтобы с 20% в 2020 году сократить выбросы до 40% к 2030 году по сравнению с 1990 годом. Также выдвигается идея увеличить процент возобновляемых источников энергии в Европейском энергетическом балансе до 30% к 2030 году. В экономическом контексте сегодня в этом Союзе стоит вопрос оценки воздействия этих задач на конкурентоспособность европейской промышленности.

Что касается энергоэффективности, то европейская энергетическая политика должна уделять ей больше внимания. Но при этом она не должна выходить за рамки ЕС. Директива от 2012 года задает верный путь, но в плане энергоэффективности до ее выполнения еще очень долго.

Рубрики1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*