Битва за киловатт

Битва за киловатт

Борьба за место под солнцем в российской энергетики никогда не кончается. Однако в последний год противостояние настолько обострилось, что, кажется, дальше уже некуда. Вот-вот накал страстей достигнет пика, после чего пойдет на убыль. Есть ощущение, что все это началась еще с момента, когда Владимир Путин перед президентскими выборами 2011 года обвинил ряд руководителей энергокомпаний во взяточничестве, подозрительных приобретениях и выводе средств через офшоры. «Ну хоть чувство самосохранения должно быть какое-то?!» — гневно высказал он главам энергетических предприятий. Было совершенно очевидно, что после таких заявлений будут приняты определенные меры. Но мало кто ожидал структурных изменений — казалось, по прошествии избирательной кампании, как всегда, все забудется.

Правда, слегка настораживающим выглядело то, что Игорь Сечин, вообще не склонный часто озвучивать намерения, в открытую пригрозил руководителям энергокомпаний уголовными делами («Если материалы будут свидетельствовать не только о конфликте интересов, но и о нарушениях Уголовного кодекса»…). Но изменения, повлиявшие бы на саму идеологию энергетической реформы, все-таки мало кто ожидал.

Постепенно, однако, это стало происходить. Причем тихо и относительно незаметно — как бы поэт выразился, методом «не кузнечного молота, но кузнечного пресса».

Начали с самого главного, решив воссоединить части электросетевого комплекса. 22 ноября 2012 года Путин подписал соответствующий указ, и уже через полгода в Единый государственный реестр юридических лиц была внесена запись об открытом акционерном обществе «Российские сети».

По сути, данное решение затрагивало самую сердцевину энергетической реформы: ведь основная ее идея, наоборот, построена на делении. Понятно, что это пришлось не по вкусу тем, кто яростно отстаивает преобразования, воплотившие главный постулат европейской Энергетической хартии — «сегментировать вертикально интегрированные компании». Не будем гадать, что больше привлекало идеологов — сама по себе идея либо коррупционные выгоды, которые она сулила (судя по всплывающим иногда фактам реформа в этом плане оказалась весьма эффективной…)

Функции «защитника реформы» в условиях нынешнего скрытого противостояния, как утверждают многие эксперты, взял на себя замминистра энергетики Михаил Курбатов. Почти на каждой конференции или Круглом столе с участием СМИ он говорит: «Это единственная инфраструктурная реформа, которая удалась».

Главным достижением реформы Курбатов считает «разделение гиганта «РАО ЕЭС России» на виды деятельности — сети, сбыт, генерацию». Далее традиционно идет следующая фраза: «Газпром» мы не трогаем, РЖД сконцентрировались только на собственности, не влезая в регулирование, а в электроэнергетике, плохо или хорошо, но удалось сделать всё вместе»…

В отличие от Минэнерго, организации с «западно-просвещенной» идеологией, противоборствующий лагерь, возглавляемый, как утверждают эксперты, Игорем Сечиным, практически не слышно. Хотя у них нашлось приличное число сторонников, действующих по идеологическим мотивам, а это, как правило, весьма упорные люди.

Роль главного идеолога здесь выполняет председатель комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев — яростный противник реформы Чубайса, всегда ратующий за государственное регулирование энергетики. Порой на одном и том же совещании звучат прямо противоположные оценки. Курбатов измеряет инвестиции чуть ли не триллионами, утверждая, что они якобы привлечены благодаря реформе. Грачев сразу же оспаривает эту цифру, говоря, что после вычета из данной суммы средств, по сути, принадлежащих государству — ничего в ней не остается…

Впрочем, весьма возможно, что непреклонность Грачева была оценена — ведь именно Игорь Сечин посоветовал его Путину на место руководителя межпарламентской рабочей группы по энергетике Госдумы и Европарламента…

Второй этап: кто главный в «сетях»?

Процесс объединения ФСК и МРСК в единые «Российские сети» оказался не чем иным, как тонкой аппаратной интригой. Результатом слияния стала крупнейшая в России и мире энергокомпания, обеспечивающая передачу и распределение электроэнергии. Вкратце скажем, что МРСК, что расшифровывается как «межрегиональные сетевые компании», полностью явилась порождением пресловутой реформы. Кадры, сосредоточенные там, — серьезная опора для сторонников продолжения функционирования российской энергетики по образцу европейско-американской Энергетической хартии. Поэтому для многих стало неожиданностью, когда за основу при объединении была принята вначале именно она, а не ФСК (Федеральная сетевая компания), организация с гораздо болшим уклоном в инженерию и производство. Однако главная интрига все же оставалась впереди. Предстояла борьба за место руководителя объединенной компании. Тут начали использоваться приемы, откровенно напоминающие о 90-х годах. Есть версии, что в ход шли даже слежка и клевета.

Дело в том, что главным претендентом на место генерального директора Российских сетей стал Олег Бударгин, возглавлявший до этого именно ФСК (а не МРСК). И судя по заверениям информированных СМИ, он — как раз человек Игоря Сечина. Сечин же известен как противник Энергетической хартии. Как и Бударгин с Грачевым, он считает положения этого документа неприменимыми к современным реалиям. Потому кандидатура Бударгина на данной должности не могла удовлетворить людей с фундаменталистским по отношению к хартии мышлением. Правда, ему так и не смогли предъявить существенных обвинений кроме нечетких кадров в Интернете, совсем не связанных с темой вопроса и не интересных никому в наше время… Впрочем, после избрания, были еще и попытки в СМИ приписать новому гендиректору проступки «кадров из МРСК», с кем, ради достижения компромисса, он сейчас вынужден работать. С этим тоже пока ничего не получилось. Но реформаторы способны на многое.

Третий этап: схватка за звание поставщика

Между тем по России полным ходом шла чистка гарантирующих поставщиков электроэнергии. Статус гарантирующего поставщика (ГП) дает право торговать энергией, закупая ее на оптовом и сбывая на розничном. Сетям долго отказывали в этом праве, и это именно тот главный пункт, на коем и основана вся реформа. Она призвана создать конкуренцию — «принципами поступиться невозможно».

Чистота и незапятнанность идея должны сохраняться, даже вопреки здравому смыслу — для промышленности, территорий и в целом для страны. Однако в жизни слишком часто в число ГП попадают обыкновенные посреднические фирмы, без всякого имущества и к тому же пользующиеся нечестными схемами для увода денег. Например, если верить СМИ, в Твери додумались создать новое предприятие для укрытия крупных сумм, задолжав самим себе!.. Подобных «относительно честных» способов множество. Расплачивается же за все промышленность. И, как всегда, обычные граждане.

В феврале этого года сетевые компании, расположенные на территориях ценовых зон оптового рынка, впервые получили статус гарантирующих поставщиков электроэнергии. Причина — предыдущие гарантирующие поставщики не смогли рассчитаться по долгам с генерирующими компаниями. А многие просто проворовались.

В результате замены была налажена стабильная работа в регионах, платежи на оптовом рынке фактически достигли 100 процентов — за последние несколько лет это был беспрецедентный случай.

Губернаторы регионов стали направлять официальные обращения в Минэнерго, правительству и даже президенту,прося закрепить статус гарантирующих поставщиков за сетевыми организациями. Работать с ними гораздо надежнее — ведь у них есть имущество, недвижимость, производственные объекты. Но главное — исключается возможность всех этих мелких банкротств, ибо трудно представить себе обанкротившимися как в целом ОАО «Российские сети», так и какую-то их часть. Короче говоря, субъектам РФ это выгодно. Иначе вряд ли бы губернаторы Ярославской, Тверской, Курской, Брянской и других российских областей, имеющие дело напрямую с населением, защищали такую схему на уровне государства. К тому же сети, если они гарантированно смогут напрямую выйти к потребителю, готовы разобраться и с проблемами, связанными с «перекрестным регулированием», когда промышленность оплачивает часть расходов населения. Глава «Российских сетей» Олег Бударгин пообещал: «Мы готовы работать в условиях сохранения тарифа на электроэнергию на уровне инфляции».

Однако, когда в Минэнерго России подписали приказы о проведении очередных конкурсов на присвоение статуса гарантирующего поставщика на территориях 11 субъектов Российской Федерации, ОАО «Российские сети» в число участников не включили. Между сетями и потребителем снова возникают посредники — либеральная идеология, как всегда, перевесила здравый смысл. Тем самым на данный момент чаша весов временно качнулась в сторону фундаменталистов от энергетики.

Но противостояние продолжается. На днях председатель Комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев пообещал внести поправки к закону, позволяющие сетям напрямую подключаться к потребителю. И мы еще обязательно продолжим освещение этой темы.

Рубрики1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*